Pharm-Start — работа для студентов и молодых специалистов
Вход в систему

Регистрация | Забыли пароль?

Запомнить


О нашем портале

Наш сайт открыт для всех, кто ищет работу или готов предложить вакансии профессиональным сотрудникам в медицинской и фармацевтической областях; для всех, кого волнуют вопросы медицины и фармацевтики.

Статьи в помощь

О вакансии инженера-химика Развитие промышленности, напрямую связанной с различными химическими процессами и технологиями, прогрессирует с каждым днем во всем цивилизованном мире. В настоящее время происходит постоянное увеличение спроса в самых разных сегментах рынка труда на специалистов профессии инженер-химик

 

Работа для химика Профессия химик крайне востребована в самых разных сферах деятельности. Многочисленные предприятия согласно законодательству обязаны проводить полный анализ своей продукции. Не менее важна работа химика в промышленности, различных медицинских и научных исследованиях.

 

Вакансии фармацевта и провизора – высокая востребованность и отличные перспективы Еще с давних времен люди искали пути спасения от различных болезней. Уже тогда составлялись разнообразные рецепты, которые и помогали обрести хорошее самочувствие. Это занятие превратилось в целую науку, которая, не только пройдя сквозь века, дошла до современных людей, но и расширила границы развития человечества.

 
Все статьи
Наши партнеры

В ответ на статью "Технологии жизни"

Все статьи

Валерий Павлович Чурзин написал ответ на статью "Технологии жизни", опубликованную на сайте Эксперт Онлайн

Привожу здесь комментарии В.Чурзина
1. « он (Израиль Иваныч) разбирал завалы и оперировал в Армении после землетрясения 1988 года. «Самое натуральное разгильдяйство: в блочных домах отсутствовала сварка в положенных местах!...»

Я тоже разбирал завалы в Ленинакане и с моей помощью достали беременную сотрудницу сберкассы, которая пообещала назвать новорожденного или новорожденную Валерием или Валерией. Это – не важно!
Израиля Иваныча раздражало, расстраивало, бесило (не найду слова) разгильдяйство. А меня еще сильнее обескураживало, как относились к собственным детям, согражданам сами пострадавшие, которые остались живы и здоровы и, самое главное, на поверхности Земли, а не под обломками. Поясню. 8 декабря 1988 года первыми прилетела группа врачей и медсестер в Ленинакан. В этот же день третья часть нашей бригады улетела в Ереван. Оставшиеся увидели весь этот ужас. И сразу же организовали и прием пострадавших, и их сортировку, и сбор трупов, и обустройство. В полуразвалившейся больнице обустроили операционную, кому-то делали операции, имея минимум воды и совсем не имея электричества, кого-то эвакуировали в Ереван. Я не хирург, я организатор и врач-судмедэксперт. Организовал своих экспертов, поставил им цель – не пропустить убийства, описать досконально все трупы для последующих опознаний, организовал пограничный круглосуточный наряд для исключения мародерства. Так вот, вернусь к тому, что меня обескуражило. Как это можно? Горе ведь общее, надо быть вместе, как никогда. Нет же. Первыми прислали свой автопоезд азербайджанцы с медикаментами, палатками, теплыми вещами, продуктами. Их не пустили, завернули обратно. Магазины разграбили моментально. Мне пришлось искать аптеку для пополнения медикаментами нашу хирургическую бригаду. Нашел. У входа стоят три пограничника: лейтенант и два солдатика с автоматами. Уговорил открыть аптеку, заготовил расписку с данными своего паспорта и удостоверения на оплату всего, что я возьму. Хорошо, вошли и что? Аптека взломана с черного хода, взломаны даже сейфы, все разбросано, разломано. Лейтенант-погранец даже матом заругался – что мы охраняем?
А когда пошла международная помощь в виде техники, опять же медикаментов, продуктов питания, одежды, а далее гробов, то представить себе не можете, что творилось. Хотелось плюнуть на всех на них – идиотов. За каким хреном мы не спим, не едим, не пьем. Лежим, не раздеваясь, на улице, на досках возле костра или в брошенной машине.

2. «— У вас концепция неверная, — говорит Израиль Иваныч. — Израиль сегодня — сверхдержава в хай-теке. А что такое хай-тек в Израиле? Это израильский менеджер и русский инженер. Из России мы получаем самых качественных людей»

Но не все же умы уехали за границу. Есть же у нас люди, которые могут организовать здравоохранение в стране не хуже, чем где бы это не было. А, может, и лучше.

3. «Она рассказывает: сначала заболела рука — «не сама рука, а кость». Врачи в частной клинике предложили мануальную терапию и иглоукалывание. Через два месяца стало ясно: деньги потрачены, а боль осталась. Вскоре она перекинулась на позвоночник, и Маша начала принимать обезболивающие. Когда таблетки перестали помогать, она поняла, что прятать голову больше некуда — «дальше только асфальт», и сделала снимок руки. Врач-рентгенолог вышел к ней в коридор: «Я не могу с вами разговаривать, поговорите с нашим главврачом». Главврач и сообщил: злокачественные опухоли, метастазы в костях»

Вот здесь виновата сама Маша. Почему пошла в частную клинику? Думала, что там врачи самые умные, самые дотошные? Ан нет. Там торгаши с дипломом врача. На основе чего предложили мануальную терапию и иглоукалывание? Ошиблись в диагностике. Поставили диагноз и никакими анализами ни подтвердили, ни отвергли. Короче, разбираться в чем тут дело, не стали. И решили, что назначенная терапия, по крайней мере, не навредит. Хотя это спорно. Этими методами терапии можно навредить так, что мало не покажется. А, главное, время упущено.

4. «В очереди на первый прием к онкологу Маша просидела три часа среди женщин, потерявших волосы после химиотерапии. «Представляешь, Марьиванна умерла! А ведь только вчера чай пили…» — «А вчера Наташу увезли…» — «Вот посидим немного, и нас тоже увезут», — шептались в очереди. Маша представила себя без волос, с темными кругами под глазами и заплакала.
— С чем мы столкнулись… — начинает Леша и долго смот рит в сторону. — В государственной больнице посылают нас на рентген, а там говорят: «Очередь. Приходите через месяц». Как через месяц?! От этого же жизнь зависит! Сделали платный рентген. Посылают на томографию. Снова очередь, снова приходите через два месяца… И так с каждым анализом — живым не уйдешь… Я ходил, договаривался с врачами — четвертая стадия, срочно нужна химиотерапия! А мне отвечают: «Очередь»…


Вот здесь вся наша концепция государственная. Правда, нигде она не написана, но все ее знают. «Человек нужен государству, пока он работает. Заболел, стал пенсионером, стал БОМЖем – наплевать, живи, как хочешь». ЗКи дороже – они хоть лес валят и рукавицы шьют.

5. «Молодой», претендующий на место профессора, — это врач как минимум сорока семи лет: после армии нужно закончить мединститут, пройти интернатуру, наработать стаж в нескольких отделениях больницы, пройти двухлетнюю специализацию за границей — только тогда ты сможешь называться настоящим врачом»

Здесь согласен на все 100! Хотя «выгонять» старых не стал бы. Пусть работают, только с условием, что молодых тормозить не будут.

6. «— А государство выделяет соцработника ради самого пациента или ради сокращения расходов?
— Это не сокращение расходов, а эффективное расходование общественных средств!»


Еще одно доказательство нашей концепции

7. «— Лучшее вложение денег, — смеется доктор Виленски, показывая через стекло на недоношенного младенца в инкубаторе. — Государство вкладывает в будущее трудовое население»

Что сказать? Только позавидовать уму государственных мужей.

8. «Мы ж немножко не так воспитаны, они ж совсем другие люди»

Ни фига себе, немножко!

«— В России врачи душевнее, — говорит Улицкая. — Я уверена, что русские хирурги — самые лучшие в мире. Им мешает отсутствие средств, ну и всего остального, всего… что вокруг…»

И спорить бесполезно. Наши врачи лучше везде – соображают даже без аппаратуры (вспомнил приезд американцев в Волгоград, в реанимационное отделение клинической больницы скорой помощи – у них в голове не укладывалось, как наши врачи работают без аппарата определения газового состава крови). Ответили, показали реанимированных.


Напоследок. Кто-нибудь может помочь найти эту книгу (опять цитирую статью)
«…Лихтенштейн. «Помните о пациенте». В Москве вы эту книгу не купите: она издана в Киеве, а у вас сейчас отношения с Украиной хуже, чем с Израилем. Ха-ха-ха!
— Сейчас эту книгу и в Киеве нельзя купить, — веселится доктор Игорь. — Она написана на русском!
После этого замечания они снова надолго разражаются хохотом.
— «Врач должен бороться за здоровье и жизнь больного… — читаю я вслух первую попавшуюся фразу. Врачи перестают смеяться, — пока остается хоть малейшая надежда. И поддерживать эту надежду в больном».
— Правильно, — тихо говорит доктор Уилли. — Вы еще выше прочтите.
— «У врачей бывают отвратительные дни и часы, не дай Бог никому этого, — читаю я. — Среди врачей, правда, не редкость невежды и хамы, как и среди писателей, инженеров и вообще людей. Но те отвратительные часы и дни, о которых я говорю, бывают только у врачей, и за сие, говоря по совести, много им простить должно».


18.04.2009




 

Комментарии

Антон Малега — 07.05.2009 в 22:58
Вслед за собеседниками разряжаюсь хохотом...

 

Светлана Семенова — 09.05.2009 в 18:37
Антон, это ты о чем?

 
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.